Главная / Экспертное мнение / Профессор Н.В. Асонов рассказал о тенденциях развития глобального мира и месте России в нём

Профессор Н.В. Асонов рассказал о тенденциях развития глобального мира и месте России в нём

Доктор политических наук, доцент, действительный член Академии политической науки, профессор кафедры политологии и политического управления ИОН РАНХиГС Николай Васильевич Асонов рассказал об основных тенденциях развития глобального мира и месте России в нём.

 Когда-то мощь государства измерялась числом и качеством воинов его армии, количеством завоёванных земель, уровнем научно-технического прогресса или силой дипломатического влияния. Что же сегодня является критерием сильного государства?

 Сегодня таким критерием являются ресурсы власти. Некоторые научные аналитические группы выделяют таких четыре, некоторые три. Главную роль в современных условиях играет экономическая составляющая, или утилитарные ресурсы, как иногда их называют. Поэтому, если мы имеем значительные запасы экономической промышленности, тяжелой и легкой, необходимые средства обеспечения этой промышленности, то, соответственно, мы можем говорить о мощи и суверенности нашего государства и не только о декларативном, но и о реальном изменении. Почему, собственно, начиная с конца 1920-х годов, была поставлена задача индустриализации? Потому что Сталин сказал, что, если мы в ближайшие годы не догоним страны Запада, нас сомнут и уничтожат. Поэтому, если бы индустриализация не была проведена, не было бы победы в Курской битве, не было бы победы и в Великой Отечественной войне, поскольку мощь Западной Европы, во главе которой была поставлена нацистская Германия, в разы превосходила бы мощь Советского Союза. То же самое и сегодня. Если раньше в Москве было больше 40 предприятий, связанных с тяжелой промышленностью, и предприятий, обеспечивающих эту промышленность, то сегодня можно увидеть, что их число заметно сократилось. Эту же тенденцию можно проследить и на примере других промышленных центров, потенциал тяжелой промышленности которых снизился. То же самое касается следующей группы ресурсов власти – культурно-идеологических. Сколько сейчас ребят, которые стремятся пойти служить? Есть те, кто пришли из армии, но они служили в лучшем случае год, и поэтому их уровень подготовки в принципе ничтожный. Остальные настроены на карьеру, то есть они любовь к себе поставили выше любви к Родине, к своему народу, его культуре и историческим ценностям, чего не было в мою бытность. Отдать жизнь за Родину, служить – это святая обязанность, сколько бы тебе лет не было. К сожалению, у нас недостаточно не только материальных ресурсов для защиты нашей страны, но не хватает также и человеческого потенциала, готового отдать свою жизнь и пострадать за свою страну. Это же касается и капитала: люди настроены собирать капитал, а не жертвовать им в пользу своей страны. Среди главных ресурсов врасти можно выделить также и нормативно-правовые. В данном случае происходит то же самое: правовая система всячески защищает прежде всего личность и в этом смысле работает на общий разрушительный потенциал культурно-идеологических ресурсов власти и соответствующего элемента политической системы, потому что формирует не коллективное сознание, а личностное сознание, начиная буквально с детсада. Каждый выбирает прежде всего жизнь для себя, служение себе и весь мир, включая страну, рассматривает как подчинение своим интересам. Право защищает индивида, он ставится выше коллективного сознания, соборное сознание в нормах права не прописано. Это же касается и других отраслей. В целом, все сводится к одному – к духу индивидуализма, то есть к созданию модульного человека, который должен меняться и адаптироваться к любым условиям, научиться поддерживать победителя. В данном случае победитель – это страны западного блока, связанные с НАТО.

 Вернемся все-таки к проблеме «сильного государства». В наше время также существует понятие «сверхдержава». Как они соотносятся в современных условиях?

 Понятия «сверхдержава» и «сильное государство» всегда были почти словами-синонимами, однако надо понимать, что на сегодняшний день, если открыть труды, например, Генри Киссинджера или любого другого представителя неолиберального лагеря, можно увидеть курс на создание и развитие т.н. второй глобальной культуры, а вместе с ней курс на принятие той схемы социального-политического устройства, согласно которой любое национальное государство является пережитком прошлого, не способным самостоятельно отвечать на вызовы времени, поэтому государство как главный элемент институциональной подсистемы работать не может. Пришло время создания глобальных политических образований в рамках отдельных территорий мира, например, ЕС или грядущее объединение Канады, США и Мексики. Через несколько десятков лет должно образоваться несколько таких центров, культурно-политических и социально-экономических объединений в Европе, Америке, Азии, Африке, а через них потом будет создано единое глобальное политическое объединение во главе с единой властью. Поэтому сейчас в руках у этой политической силы, настроенной на мировое господство, есть решающие преимущества: и экономические ресурсы власти, и военно-технические ресурсы, и культурно-идеологические, и нормативно-правовые, и производная от них – коммуникативная сфера политической системы, подчиняющаяся им. В этом смысле представить себе, что, например, США или Китай могут действовать самостоятельно на политической арене глобального уровня, нельзя. Они ушли уже на второй уровень, макроуровень. Сейчас же действует глобальная сила политического интереса, направленная на установление своего господства над миром, которая влечет уничтожение всех национально-исторических и политико-культурных образований, что мы и наблюдаем в Западной Европе, когда создается смешение рас. Европа наполняется выходцами из Азии и Африки, в результате получается единая однородная масса, создается средний управляемый человек с примитивными желаниями, о чем в свое время еще в конце 19 века писал Константин Леонтьев, предвидя все эти события. Соответственно, будет образована небольшая группа элиты, сосредоточившая в своих руках всю полноту высшей экономической, юридической и политической власти, а также небольшая прослойка лиц на местах, назначенная в виде надсмотрщиков за людьми, адаптивными ко всему, которых сейчас и создает новая глобальная культура. Так что в этом смысле говорить о том, что такого рода государства могут в настоящий момент играть какую-то роль, невозможно. Мы это видим на примере США. Это не значит, что США ослабели, они просто ушли на второй уровень политической борьбы.

 То есть вы считаете, что сегодня государства как отдельные элементы не имеют никакого влияния?

 Они имеют влияние, но это влияние ослабляется. На мой взгляд, вся политика тех, кто претендует на глобальное господство и создает глобальное государство, направлена на максимальное ослабление государств и их дальнейшее уничтожение через подавление великих народов и раздробление территории. Мы можем наблюдать, как легко и быстро рухнула Французская колониальная империя, а за ней английская. Сейчас такой целью для наших противников может являться разрушение России, ее территориально-политической и экономической мощи, деление ее на отдельные регионы и этнические группы, враждебные друг другу. Также протекают процессы объединения государств с другими, как, например, создание ЕС или объединение США, Канады и Мексики. И когда Китай, например, останется один, целиком зависимый от экономики других стран, более мощных, объединенных в единый экономический и политический блок, его участь будет обречена, и численность населения здесь не поможет. Несмотря на 3-ю по площади территорию, у Китая самые бедные полезные ископаемые по сравнению с другими крупными странами, поэтому экономическую и военно-техническую гонку Китай выдержать не сможет.

 Вернемсяк нынешней политике, к ситуации на международной арене. Сейчас мы можем наблюдать, что Россия начинает отстаивать свои интересы на международном уровне, в то время как западные страны сталкиваются с миграционным, экономическим кризисами, а также кризисом идентичности. Возникает вопрос: связаны ли сила и эффективность государства с политической культурой и национальными традициями общества. В чем проявляется эта связь?

 Прежде всего, необходимо разделять декларативные и реальные, латентные, ценности и цели, а также происходящие политические явления и события. Всю информацию о нынешних событиях мы получаем из официальных источников медиа пространства, которые являются частью господствующей политической системы, входят в ее культурно-идеологический блок. И, следовательно, их задача распространять информацию, выгодную данной системе. Она рассчитана на 85% нашего населения, которое находится на первом уровне политической социализации, то есть мало занимается изучением политической сферы, соответственно, его сознание легко купить и обработать в пользу господствующей политической силы. В реальности мы можем наблюдать, что у нас происходят те же самые процессы, что и на Западе. Россия идет в контексте общей схемы подавления великих стран и народов.

 А есть ли у России вообще какой-то выход и возможность сохранения своих особенностей?

 Чтобы у России был выход, ей нужно возвращаться к национальной модели политического устройства. Это уже чистый консерватизм. Если мы развернем корабль нашего государства в сторону традиционных исторических ценностей, которые сделали нашу страну великой, необязательно православных, советских, это значит, что за нами пойдут другие страны, более мелкие. Значит, процесс установления для будущей мировой элиты своего господства над планетой оттянется на неопределенное время и ударит больно не только по их самолюбию, но прежде всего по их карману и по их политическим амбициям. Им это, естественно, не нужно, поэтому они все свои ресурсы и утилитарно-экономические, и культурно-идеологические, и военно-технические, если верить писавшему об этом Джону Наю, направляют на подавление любой оппозиции справа в пользу утверждения позиции слева, то есть той, которая максимально ориентирована на Запад. Поэтому мы наблюдаем, что с 2002 года вся оппозиция справа и ее политические объединения, их печатные органы подавляются, поскольку был взят курс на интеграцию с Западом, который в свою очередь не может быть заинтересован в укреплении наших национально-исторических традиций.  Не будем забывать Карла Шмидта, абсолютно правильно писавшего о том, что политическая борьба – это борьба на полное уничтожение своего противника, и побеждает тот, кто сосредоточил в своих руках решающую власть над политическими ресурсами.

 Если в современном мире доминируют западные ценности и Россия, как вы уже отметили, в принципе придерживается этих ценностей, почему тогда сам Запад столь яростно противодействует её возрождению?

 Сейчас идет борьба Запада с народной Россией, поэтому народу для того, чтобы сохранить свою культурно-историческую, этническую идентичность, приходится вступать в политическую и идеологическую борьбу не только с представителями других цивилизаций, в том числе и с Западом, но и с представителями глобального уровня, стремящихся к мировому господству. И не стоит забывать, что Россия является центром славяно-православной цивилизации, она ее главный культурно-институциональный элемент, все остальные цивилизации, находящиеся на ее территории, свои центры имеют за пределами Российской Федерации и потому рассматривают ее как чуждое им поле освоения, ища для этого поддержку у российской власти. Кроме того, задача противников России состоит еще и в том, чтобы максимально рассорить нас с братьями-славянами и православным народом, что мы и наблюдаем на примере Грузии и Украины. Конфликт с самой большой после России православной братской страной и по территории, и по населению, и по своей истории, то есть с Украиной, привел еще и к тому, что от России обособилась Молдавия, которая собиралась с ней сближаться, и что Белоруссия заняла позицию, ориентированную не только на Россию, но и на Запад. На православных Балканах также идёт изменение политической системы в пользу неолиберальной. Так что в этом смысле здесь результат очевиден. Существуют силы, которые готовы в разных вариантах ускорить процесс разложения России и довести до конца борьбу, как они это называют, с русской матрицей.

 В современных условиях есть ли у нашего народа шансы противостоять постоянному давлению со стороны геополитических противников России? Что для этого нужно делать?

 Выход всегда был один – «железный занавес». В силу гуманности нашей политической культуры была следующая схема отношений с Западом: мы, в отличие от Запада, ему себя не навязывали, а он нам навязывал себя постоянно и продолжает навязывать, используя для этого все возможные инструменты. Однажды мы от него отгородились, потому что мы не считали его нравственно выше России и что его материальная культура ближе к Богу. Сейчас же у нас воплощается идея «открытых ворот», открытого общества, о чем писал Карл Поппер. А открытое общество – это открытые двери любой квартиры: хороший человек в чужую квартиру не войдет, войдет плохой, чтобы ограбить и навязать свою волю жителям этой квартиры. То же самое и в большой политике. Об этом, кстати, в свое время писал Александр Панарин, показывая все негативные последствия данных процессов. Следовательно, чтобы Россия возродилась как великая держава, надо создавать политические институты, а также организации с консервативной направленностью, прежде всего политическую партию, которая в условиях многопартийности могла бы повести за собой народ. Только так.

  

Автор: 

Резниченко Владислава Андреевна

 

Поделиться: