Главная / Экспертное мнение / О.Ф.Шабров: «Сегодня Крым является объектом не только большого интереса, но и информационного воздействия со стороны многих заинтересованных государств»

О.Ф.Шабров: «Сегодня Крым является объектом не только большого интереса, но и информационного воздействия со стороны многих заинтересованных государств»

18 марта 2019 года исполнилось 5 лет со дня официального воссоединения Крыма с Россией. Своей точкой зрения относительно значимости данного события и его последствиях поделился заведующий кафедрой политологии и политического управления ИОН РАНХиГС, доктор политических наук, профессор Олег Федорович Шабров

Уже прошло пять лет с тех пор, как Крым стал российским. На Ваш взгляд, что изменилось в Крыму за это время? Настолько лучше стала жизнь крымчан и социально-экономическое положение в целом?

Конечно, стало намного лучше. Я бываю в Крыму каждый год и имею возможность наблюдать за этими изменениями: вижу, как вырос аэропорт, лучше стали дороги. Изменения есть, и весьма серьёзные. Однако, надо сказать, появились и проблемы, связанные, например, с недостатком воды для орошения посевов и т.д. Всё-таки политика Киева дает свои плоды, хотя Россия пытается эти проблемы решать.

Но есть и другие сложности. До того, как Крым стал российским, можно сказать, что население там жило в «замороженном» советском состоянии, ведь Киев ими не занимался практически – ни в хорошем, ни в плохом плане. Они жили достаточно автономно и сохранили советский образ жизни, те ценности. Поэтому крымчане, по всей видимости, рассчитывали, что после воссоединения они вернуться фактически в Советский Союз. Конечно, получилось не так. Они вернулись в новую Россию, со своими проблемами, которые обрушились и на Крым. Возник так называемый когнитивный диссонанс, с которым многие до сих пор не справились. Отношения, которые сложились с советских времен, еще не забыты, они сохраняются в памяти поколений. И этот контраст очень серьезный. Конечно, речь не идет о желании вернуться в Украину (это абсолютно не так), но и определенное недовольство есть.

Иногда в Крыму, особенно в Севастополе, все еще проходят митинги, в ходе которых звучит антироссийская риторика. Это связано именно с теми причинами, что Вы озвучили, или есть еще какие-то?

Совершенно ясно, что есть стороны, которые заинтересованы в поддержке конфликтных отношений в Крыму. Я думаю, что в других российских регионах нам тоже «помогают», но там это все-таки ложится на другую почву. В 2014 году Крым фактически за несколько дней прошел несколько состояний: из субъекта Украины сначала перешел в состояние независимости, а потом стал частью России. Этот переход, может, еще не стабилизировался в общественном сознании. Безусловно, там есть и свои «раздражители» – например, некоторая часть татарского населения, которое не очень довольно таким положением.

Сегодня Крым является объектом не только большого интереса, но и информационного воздействия со стороны многих заинтересованных государств. Но надо сказать, что если бы не было «почвы», то такого резонанса эти информационные атаки не имели. Поэтому надо думать не только о том, чтобы поставить заслон от различных информационных вызовов, но и создавать условия, при которых они просто бы не работали. Это серьезный вопрос.

Как события «Крымской весны» отразились на российском обществе? Стали ли они своего рода объединяющим фактором?

Конечно, основной частью населения России воссоединение было воспринято с поддержкой и энтузиазмом, поскольку для нас Крым – это все-таки часть России, как для россиян, так и для крымчан, это я могу с уверенностью сказать. Но дело в том, что такие события работают не бесконечно долго. Да, тогда в 2014 году у народа был огромный энтузиазм. Прошло 5 лет, и консолидирующее влияние «крымского консенсуса», как его называют, уже не работает. Если год назад можно было говорить, что оно исчерпывает себя, то сегодня его просто нет. Сейчас на первый план выходят другие вопросы, в первую очередь экономические и социальные проблемы, а не Крым.

Кроме того, некоторая либеральная часть общества назвала присоединение Крыма «аннексией». Совсем недавно, как мы знаем, ввели новые санкции в связи с 5-летием этих событий. Я думаю, что не было бы Крыма, то повод для санкций все равно бы нашелся. К сожалению, не все это понимают. Часть нашего общества полагает, что если отдадим Крым, то все будет в порядке. Не будет. Есть глобальные причины, из-за которых этого не произойдет. Наоборот, если бы Крым не стал нашим, там бы стояли американские базы и мы бы потеряли Черное море. Это, конечно, уже геополитическая сторона проблемы.

Вместе с тем после воссоединения Крыма с Россией российское общество разделилось на тех, кто "за", и на тех, кто "против". Насколько это разделение сохраняется сегодня?

Всё-таки не вся либеральная оппозиция придерживается мнения, что Крым не наш. Не очень слышно тех, кто считает воссоединение с Крымом аннексией. И на улицы не выходит народ по этому поводу. Если бы это резонировало с настроениями общества, то реакция бы была, но этого не происходит. Поэтому думаю, что точка зрения по поводу аннексии Крыма в России является маргинальной.

Вообще здесь есть несколько сложностей. Во-первых, чисто юридически есть основания считать это и аннексией, и воссоединением. С одной стороны, международное право содержит статьи о нерушимости границ, но с другой стороны, есть положения о самоопределении народов. Чисто процедурно все было сделано так, что не подкопаешься: с точки зрения требований нерушимости границ без разрешения соответствующей страны присоединить к себе ничего нельзя, но Крым сначала независимость получил в соответствии с правом народов на самоопределение и только потом попросил Россию восстановить их в составе Российской Федерации уже как независимое образование. Технически все было сделано очень грамотно.

Другой вопрос, что Западом ставятся под сомнение результаты референдума, поскольку по-другому придраться никак юридически нельзя. Но в России такие точки зрения все-таки большой поддержки не получают.

После присоединения Крыма к России началось активное противостояние нашей страны и Запада. Оно назревало и до тех событий, а после «Крымской весны» буквально прорвалось наружу. Можно ли говорить, что Крым стал поводом к открытой конфронтации? И, на Ваш взгляд, каковы в целом перспективы в отношении полуострова?

Конечно, Крым стал хорошим поводом, и он используется по полной программе. С точки зрения перспектив отдать Крым? Не знаю, что должно для этого произойти. Я считаю, что этот сценарий очень маловероятный.

А со стороны наших «западных партнеров»? Как скоро ожидать признания Крыма?

Не надо ждать. Для них это хороший повод нас «дожимать» экономически. Те же США заинтересованы в санкциях, они через них продвигают свои интересы. Они накладывают санкции на те фирмы, которые поддерживают отношения с нами, и реализуют вместо нас свою продукцию. Очень удобно. Не думаю, что они откажутся от этого. Может быть, со временем Европа станет меньше поддерживать позицию Соединенных Штатов. Вряд ли они признают Крым, поскольку не захотят до такой степени портить отношения с США, но смягчить позицию они могут, поскольку им такая политика становится уже просто экономически невыгодной. Еврораскол нарастает, уже сейчас поднимается вопрос, не поворачивается ли Европа на Восток. Поэтому смягчение европейской позиции, на мой взгляд, возможно, но признание – нет, маловероятно.

Если вернуться к событиям 2014 года, то почему Украина так и не решилась на вооружённое противостояние для удержания Крыма и Севастополя?

Я думаю, здесь не решилась не Украина, а Соединенные Штаты, потому что это был бы прямой военный конфликт. Были попытки военизированных групп проникнуть в Крым для организации вооруженных провокаций, но они не решились и в итоге вернулись. На прямой конфликт с Россией Украина может пойти только при гарантии поддержки со стороны, а США такой конфликт пока не нужен. И надо отдать должное нашему руководству, что удалось так все провести, тихо, без единого выстрела – просто молодцы.

 

Авторы:

Радько Евгения Дмитриевна,
Член Политклуба "Парламентской газеты"

Поделиться: