Главная / Экспертное мнение / О.А. Нестерчук: «Проблема социальной несправедливости – это очень удобный инструмент дестабилизации в обществе»

О.А. Нестерчук: «Проблема социальной несправедливости – это очень удобный инструмент дестабилизации в обществе»

Нестерчук Ольга Алексеевна, доктор политических наук, профессор кафедры политологии и политического управления ИОН РАНХиГС рассказала о том, что для россиян есть социальная справедливость, насколько она достижима, а также о других запросах граждан.

Недавно «Московский комсомолец» опубликовал статью с результатами исследования протестных настроений россиян. Одним из выводов стало то, что сегодня в обществе на первый план выходит требование социальной справедливости, а не какие-то идеологические притязания. На Ваш взгляд, насколько эти данные соответствуют действительности?

Если есть результаты исследования, то это уже определенное соотношение с действительностью, они ведь не берутся из ниоткуда. Конечно, я верю этим результатам, хотя надо смотреть, в каких регионах исследование проводилось. Что касается социальной справедливости, то здесь у меня всегда возникает вопрос: «А что такое социальная справедливость? Что мы под этим понимаем?» Это права, свободы, равенство? За какую справедливость здесь ратовали респонденты? Если все вместе, то это скорее какое-то общее понимание. На мой взгляд, нужна определенная конкретика. Ведь одно дело, это социальная справедливость, которая есть у нас в лозунгах, и совсем другое – то, что мы видим в реальности. Так что здесь, наверное, ключевой вопрос в том, что респонденты имели в виду, говоря о социальной справедливости.

В таком случае, на ваш взгляд, что есть социальная справедливость для россиян?

В настоящее время для российского общества справедливость связана с материальным равенством. Даже СМИ сейчас говорят о дифференциации доходов. И это деление на касты – богатые и бедные, – оно чувствуется. Возьмем, например, последние опросы о том, чего боятся россияне (а это тоже является источником протестного поведения). Так вот, главный страх наших граждан – это остаться без работы. Причем даже те, кто сегодня достаточно обеспечен, боятся завтра стать безработными. И если раньше, в 2005-2008 гг., такой ответ был, но не превалировал среди других, то сегодня он занимает третье-четвертое, а иногда и второе место. Поэтому, думаю, можно сказать, что стабильность в обществе – это основа социальной справедливости. Это ведь все связано. У кого есть вера в будущее, тот, наверное, с большей вероятностью считает, что справедливость на его стороне. А пока этой стабильности и уверенности в завтрашнем дне нет, о социальной справедливости и говорить не приходится.

Вы сказали, что 10 лет назад ситуация была иной. То есть этот запрос на социальную справедливость формировался постепенно? Или он существовал всегда, но отодвигался на второй план другими проблемами?

Так какая ситуация была у нас 10 лет назад? Да, тогда боязнь остаться без работы в ответах респондентов стояла «пониже», а боялись в первую очередь криминала, переживали за безопасность, хотя это тоже от региона зависело. Поэтому в целом изменения, конечно, есть. Они всегда есть, если общество меняется. Сегодня исследователи говорят о том, что возвращаются «девяностые», что снова возрождаются криминальная культура, беспредел, бесцеремонность, у людей появляется чувство беззащитности и бесправности. Какая здесь справедливость?

Вообще, возвращаясь к вопросу о том, что представляет социальная справедливость сегодня, то традиционно она связана с материальной обеспеченностью и уровнем материального благополучия. Сегодня же это понятие расширяется. Теперь сюда добавляются еще демократические принципы и ценности, от которых никуда не уйти. Это и разного рода права, и свободы (например, свобода слова, передвижения, частной жизни, мнения).

Поэтому динамика в понимании социального неравенства и отсюда социальной справедливости, конечно, есть. Люди могут быть примерно одинаково материально обеспечены, стоять на одной социальной ступени, но в зависимости от своей активности, своего образования, по-разному добиваться своих прав и свобод. То есть можно сказать, что социальная справедливость не приходит просто так, она зависит еще от активности гражданина. Мы можем молчать, подчиняться и просто ждать ее, как «манны небесной» – такой подданнический тип, – а можем пытаться что-то изменить.

Да и вообще, если говорить о равенстве, ну не может быть так, чтобы были все равны. И из-за этого часто возникают различия в понимании социальной справедливости и того, как она должна реализовываться. То, что она есть у нас в теории – да. Но, когда мы выходим на улицы, в реальность, все может оказаться иначе.

Конечно, все зависит от правил и норм в обществе – как формальных, так и неформальных – и от самих людей, от их воспитания. На наше восприятие ведь влияет даже на то, как к нам относится тот же госслужащий, как он выполняет свою работу. Очень много факторов. Так что это весьма неоднозначный вопрос.

Кстати, это ведь не только российская проблема, это есть в любой стране. Какое государство мы можем назвать действительно социально справедливым? Ну, наверное, скандинавские страны, но и они возмущаются по поводу каких-то вещей, просто эти требования немного другого уровня. Интересное наблюдение: не самые богатые страны в рейтинге по уровню счастья их населения занимают достаточно высокие позиции, так как значимым для граждан этих государств является социальная поддержка и надежность власти. Об этом тоже стоит подумать.

Как вы считаете, истории с отставкой саратовской чиновницы, которая высказывалась о прожиточном минимуме, с громким арестом футболистов, например, – это ответ власти на этот запрос, попытка показать, что справедливость у нас все-таки есть?

Вопрос и легкий, и сложный одновременно. Во-первых, история с чиновницей продемонстрировала оторванность власти от общества – у нас ведь действительно есть люди, которые живут на этот прожиточный минимум – и отсутствие стремления исправить эту ситуацию. Конечно, чем меньше будет таких чиновников, тем скорее заговорим о социальной справедливости. Во-вторых, СМИ на примере этой одной личности нам представляют обобщающий образ всей государственной власти.

То же самое и с футболистами. Все знают, что они высокооплачиваемы, но пока каких-то блестящих результатов не приносят, пусть они не плачевные, но какого-то эффекта, которые бы соответствовал этим зарплатам, болельщики и население в целом не видят. Конечно, когда мы все это наблюдаем, возникает вопрос: о какой социальной справедливости вообще может идти речь?

Да, это действительно показательные случаи в том плане, что и чиновницу, и футболистов все-таки наказали. Но по такой информации очень сложно вообще говорить о наличии или отсутствии социальной справедливости, хотя эта ситуация как раз-таки демонстрирует обществу, что её у нас нет, но с этим пытаются как-то бороться.

С другой стороны, это также яркий пример того, как создать в обществе ситуацию столкновения, войны всех против всех, сформировать определенное общественное мнение, ведь такие громкие случаи в результате настраивают граждан против определенных социальных групп. Это тоже очень важно. И в итоге все опять связано со справедливостью, попыткой найти виноватых.

Тут интересен еще тот факт, что эти две истории, в каждой из которых фигурируют представители власти, развивались практически параллельно. Это тоже вопрос для размышления.

Может ли этот запрос на справедливость перерасти в реальный протест?

Вполне может. Любой из этих случаев, о которых мы до этого говорили, может стать причиной протеста, если его «раздуть». Вообще социальная справедливость во все времена была как раз тем самым камнем преткновения. Взять любую революцию. Прикрывались ведь всегда обещаниями построить справедливое общество, общество равенства прав и свобод. Поэтому это вечная тема. Конечно, эта цель не всегда полностью достижима. Понятно, что как только человек удовлетворяет одни свои потребности, у него возникают новые, которые еще выше прежних. Так что эти идеи в принципе утопичны.

Вообще проблема социальной несправедливости – это очень удобный инструмент дестабилизации в обществе, и направлен он чаще на дискредитацию власти. А поскольку она есть всегда, то раздуть можно в любой момент фактически из ничего.

И знаете, у нас ведь есть множество и других проблем, связанных с социальной несправедливостью, например, в отношении онкобольных, людей с ограниченными возможностями, больных СПИДом. Эти вопросы актуальны, касаются жизнеспособности, жизнедеятельности общества, однако  просто замалчиваются.

 

Автор:  

Радько Евгения Дмитриевна,
Член Политклуба "Парламентской газеты"

Поделиться: