Главная / Экспертное мнение / М.А. Бурда: «Наш парламент на сегодняшний день выполняет функцию "помощника" органов исполнительной власти»

М.А. Бурда: «Наш парламент на сегодняшний день выполняет функцию "помощника" органов исполнительной власти»

12 декабря 2018 года Федеральному Собранию Российской Федерации исполнилось 25 лет. О перспективах, новых возможностях и векторе развития российского парламента, а также о проблемах, стоящих перед ним, рассказал кандидат политических наук, доцент кафедры политологии и политического управления ИОН РАНХиГС Михаил Александрович Бурда.

— Сегодня хотелось бы с Вами обсудить перспективы развития парламентаризма в России, поскольку совсем недавно, 12 декабря, у нас была памятная дата – 25-летие Федерального Собрания и Конституции. Как Вы считаете, стоят ли на сегодняшний день перед парламентом России принципиально новые задачи, которые требуют законодательного решения, или подобных задач не появилось и сейчас их нет?

— Я думаю, что перед тем как ставить перед парламентом важные задачи в сфере выработки государственной политики, государственного управления, необходимо этому парламенту добавить полномочий. А полномочий у современного нам парламента, откровенно говоря, немного. В данном случае мы говорим об определенном перекосе, существующем в сторону органов исполнительной власти, который был отмечен Председателем Верховного Суда, господином Зорькиным. Поэтому, я ещё раз повторюсь, перед тем как ставить перед парламентом какие-либо значимые задачи, надо дать ему полномочий. А на сегодняшний день наш парламент существует в рамках доминирующей политической партии, которая присутствует не только в федеральном парламенте, но и в большинстве региональных парламентов. Это существенно обедняет нашу политическую жизнь. В этой связи, наш парламент на сегодняшний день выполняет функцию «помощника» органов исполнительной власти, который обеспечивает прохождения определенных законодательных инициатив, которые генерируются нашим Правительством или отдельными министерствами. Честно говоря, я очень эпизодически наблюдаю, когда парламент не соглашается с какими-то решениями, принятыми в высших органах исполнительной власти. И зачастую подобные «показательные выступления» носят исключительно популистский характер. Поэтому только повышение конкурентоспособности политических партий и, возможно, формирование Правительства по итогам выборов в Государственную Думу, чтобы наше Правительство было более ответственным, более связанным с парламентом, позволят нам говорить о каких-то новых задачах.

— Как Вы считаете, не является ли подобная ситуация, – когда вся законодательная власть России фактически сосредоточена в руках одной партии, – следствием того, что при создании Федерального Собрания подобный сценарий не был продуман? Возможно нужны некие новые механизмы, новые фильтры, чтобы ограничить эту абсолютную власть большинства в парламенте, которой обладает у нас сейчас доминирующая партия?

— Во-первых, если мы посмотрим, то своё большинство доминирующая партия получила вследствие легитимного процесса – выборов. Да, естественно, мы можем дискутировать, были ли эти выборы полностью честными, применялся ли административный ресурс. Но формально демократические процедуры были соблюдены, эта партия получила большинство голосов, поэтому имеет большинство в Государственной Думе. Другое дело, что если мы говорим о самом механизме, то, как я сказал ранее, должна быть большая взаимосвязь партии, которая выигрывает думские выборы и Правительства. Поясню свою мысль: на мой взгляд, необходимо отказаться от так называемых «паровозов». Не может партийный список возглавлять человек, который потом не планирует работать в Государственной Думе. Если федеральный список партии возглавляет премьер-министр, то его премьерство должно зависеть от победы этой партии на выборах. То же самое касается региональных выборов: не должно быть такого, чтобы региональные «тройки» или «пятерки» возглавляли действующие губернаторы. Это тоже неправильно. Должно быть разделение. А если мы говорим о том, что губернатор возглавляет партийный список в регионе, то соответственно его губернаторство должно зависеть от победы или поражения данной политической партии.

— Как Вы считаете, технологическое развитие и цифровизация политической и экономической сферы сегодня в России влияет на деятельность парламента? Возможно, облегчают или, наоборот, в чем-то усложняют? Вызывают ли подобные тенденции необходимость структурных перемен в Федеральном Собрании?

— Ну то что очередная технологическая революция положительно сказывается на органах государственной власти, на их открытости и привносит новые формы коммуникаций между государством и обществом, это конечно безусловный плюс, и надо понимать, что информационные технологии значительно облегчают нашу жизнь. С точки зрения избирательного процесса это также может повлиять на участии граждан в выборах. Например, внедрение популярного в Европе удаленного голосования.

Я не буду рассуждать о том, как бы это выглядело в российской реальности. Если мы рассмотрим возможность идентификации гражданина, например, через сайт госуслуг, и дальнейшую возможность удалённого участия граждан в каких либо избирательных процессах, то мы можем говорить о крайне положительном влиянии технологий. Но перед тем как подобные вещи внедрять, их необходимо «обкатать» на региональных выборах, например, провести по такому формату выборы в муниципальные депутаты, потом перейти на региональные парламенты и только потом выходить на федеральный уровень, когда система будет отработана. С точки зрения увеличения явки избирателей на выборы и вовлечения населения в целом в политический процесс, новые технологии дают существенный импульс к развитию.

— Как Вы считаете, стоит ли на сегодняшний день проблема сложности языка российских законов?

— Безусловно. Я, как человек, который достаточно длительное время отработал в органах государственной власти, могу сказать, что российские законы весьма бюрократизированы. Более того, к сожалению, существует такая практика, когда принимается какой-либо нормативно-правовой акт, предположим, федеральный закон, и для того, чтобы он начал работать, необходимо принять ещё несколько документов следующего порядка. Например, постановления Правительства, межведомственные приказы, иные документы, либо же закон принят исключительно в популистских целях, не продуман и не может начать работать. Тогда сразу же начинается ввод поправок и изменений, которые также требуют времени на проработку. Более того, уровень чиновников, особенно в регионах, прямо скажем, достаточно невысок. Когда федеральные органы исполнительной власти готовят какие-либо нормативно-правовые акты, которые существенно меняют положение вещей, то возникает существенная нагрузка на центральный аппарат. Заключается она в необходимости выпуска специальных разъяснений для региональных чиновников, как положения этого нормативно-правового акта должны быть реализованы на практике. Говорю я, опираясь в том числе и на собственный опыт работы в Федеральной Миграционной Службе. Кстати говоря, раз уж мы коснулись любимой мною миграционной сферы, то я могу сказать, что зачастую многие нарушения иностранцами российских законов вызваны именно недопониманием, невозможностью разобраться в наших забюрократизированных законах, которые зачастую ещё и допускают двоякое толкование. Поэтому я считаю, что повышение квалификации всех причастных к законодательным инициативам в нашей стране – это первоочередная задача.

— Как Вы относитесь к существующему мнению, что законы должны быть написаны таким образом, чтобы гражданину не требовалась помощь юриста для ознакомления с законом?

— Несмотря на то, что «чиновничий» язык, безусловно, существует в нормативно-правовых актах, писать законы, не используя общепринятые юридические термины, было бы неправильно. Если мы посмотрим на англосаксонскую правовую систему с прецедентным правом, то там многие нормативно-правовые акты, прецеденты имеют, скажем так, более простую для обычного человека формулировку. Но у нас другая правовая система, основанная на кодификации законодательства, поэтому упрощение юридического языка не представляется целесообразным. В настоящее время, любой гражданин может проконсультироваться у профессионального юриста по любому вопросу связанному с законодательством, что даёт в том числе и работу для большого числа юристов в нашей стране. Я в данном случае исхожу из того, что каждым предметом должны заниматься профессионалы. Договорами – юристы, трубы чинить – сантехники, а не наоборот.

— Подводя некоторые итоги, скажите, пожалуйста, как Вы оцениваете деятельность Федерального Собрания в целом? Более позитивно или скорее негативно? Есть ли у парламента России в текущем состоянии перспективы?

— Достаточно сложный вопрос. Для оценки работы парламента можно написать докторскую диссертацию, настолько обширна данная тема. Если мы говорим о моем личном мнении, то, на мой взгляд, работа парламента сегодня неудовлетворительна. Зачастую, депутаты, являясь представителями народа, принимают решения, направленные на защиту интересов крупного бизнеса и так далее, но никак не обычных граждан. Показательная пенсионная реформа, выделение средств банкам, которые имеют очень опосредованное отношение к государству, – это наглядные примеры. Если говорить о перспективах развития, то я придерживаюсь точки зрения о необходимости усилении роли парламента. Но увеличение полномочий означает и увеличение ответственности. А у нас на сегодняшний день парламент по факту ни за что не отвечает. Оппозиционные партии в парламенте зачастую выдвигают абсолютно популистские идеи, не рассчитывая, что они пройдут, постоянно обвиняя правящую партию в отсутствии поддержки. Правящая партия действует в связке с органами исполнительной власти и практически не озвучивает своего собственного мнения. Я думаю, что переход к парламентскому принципу формирования Правительства, усилению роли региональных парламентов в субъектах РФ, увеличению полномочий муниципальных депутатов – вот необходимые условия для развития парламента в нашей стране. А в текущей системе у нас возникают ситуации, как на прошлых выборах в Государственную Думу, когда депутаты, избираемые по партийным спискам, могут быть совершенно неизвестны общественности; а по одномандатным округам могут быть избраны люди, не имеющие никакого опыта законодательной деятельности, но являющиеся известными медийными фигурами. Парламент должен быть профессиональным: я считаю, что сегодня у нас в нем явный перебор спортсменов. Хорошо, что у нас в стране есть выдающиеся спортсмены, олимпийские чемпионы, профессиональные тренеры, но, наверное, им было бы лучше поработать в профильных спортивных федерациях, а законотворчество, особенно на федеральном уровне, оставить людям, имеющим соответствующий опыт и образование. Мы сможем что-либо требовать от парламента только тогда, когда избавимся от данных проблем. Ну а пока, имеем то, что имеем.

 

Авторы: 

Мальцев Владислав Александрович,
Член Политклуба "Парламентской газеты" 

Поделиться: