Главная / Экспертное мнение / Л.Н. Тимофеева о законе о «суверенном рунете»: «Консенсуса может не получиться, но компромисс должен быть достигнут»

Л.Н. Тимофеева о законе о «суверенном рунете»: «Консенсуса может не получиться, но компромисс должен быть достигнут»

Лидия Николаевна Тимофеева, доктор политических наук, профессор, заместитель заведующего кафедрой по научной работе, рассказала о Либертарианской партии и ее идеологии, а также о ситуации, сложившейся в связи с принятием закона о «суверенном рунете».

Совсем недавно был принят закон о «суверенном интернете». По своей сути он не ограничивает свободы граждан, но тем не менее в обществе возникло движение против данного закона, выступающее именно против ограничения свободы, в частности 10 марта прошел митинг против изоляции рунета. Лидия Николаевна, каково Ваше мнение относительно данного закона? Существуют ли реальные угрозы ограничения свободы, чего так опасаются протестующие?

— Как известно, идея закона не возникла на пустом месте. Кибервойны – это уже реальность нашего времени. В сентябре 2018 года в США был принят документ «Стратегии национальной кибербезопасности США», в котором декларируется принцип «сохранения мира силой», а Россия напрямую обвиняется в совершении хакерских атак. Откровенно говорится также о наказании. Хотя, если посмотреть на историю вопроса, то первой страной, которая создала в ЦРУ подразделение «информационных войск», были США, а затем Китай. Россия не могла остаться в стороне. Однако мы должны понимать, что невозможно создать в отдельно взятой стране интернет, и потому основная задача закона, который должен вступить в силу в ноябре 2019 года – это обеспечить устойчивость работы сегмента национального интернета, защитить его от информационных атак извне. А вторая задача, как я ее понимаю, – это противостоять «сливу» фейковой информации в национальный интернет. Вот здесь уже дело обстоит сложнее, потому что некоторые полагают, что будет введена негласная цензура. Думаю, что это в тотальном смысле в принципе невозможно, но правовые ограничения, которые в случае возникновения информационного конфликта могут быть подвергнуты судебному разбирательству, должны быть. Вот посмотрите, нашей Конституцией запрещена пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства. Политическая цензура в СМИ в нашей стране отменена еще со времен «перестройки», объявленной М.С.Горбачевым. А что это было, я знаю точно еще из своей многолетней журналистской практики. Кроме того, посмотрите на опыт других стран. Правовые ограничения работы с информацией в интернете есть во Франции, Китае, Турции, ОАЭ, в тех же США.

Темой о принятии данного закона воспользовалась Либертарианская партия для активизации протестных настроений в обществе и организации ряда акций. Так, 10 марта прошел митинг, который запомнился именно активизацией Либертарианской партии и ее противоречивыми действиями. Выступая за свободу, организаторы митинга не пустили некоторые СМИ (RT, RTVI) в пресс-зону и, как следствие, на весь митинг. Насколько законны данные действия?

— Конечно, незаконны. Организаторы митинга нарушили положения Конституции РФ о свободе доступа к информации и закон РФ о средствах массовой информации. Факт лицемерия и двойных стандартов налицо.С одной стороны, они выступают за свободу распространения информации, а, с другой, выступили в роли цензоров. Тех, кто им не нравится, не пустили на митинг и объяснили свою позицию термином «частная дискриминация». На их взгляд, «частная дискриминация» означает ограничение свобод тех людей, прессы, которая им не нравится. Произвол? Конечно. Но либертарианцу закон не писан. Кстати, никто из 24 топовых ютуб-блогеров, которых лидер партии Михаил Светов призвал прийти и выступить на митинге, не пришел. Это говорит об их отношении к партии и к ее акции.

Какую роль вообще играет Либертарианская партия в политической жизни России?

— В свое время, когда только зарождалась многопартийность в России, группа единомышленников, куда вошла и я, организовали Независимое информационное агентство «Партинформ», где мы сообщали только факты о новых партиях и брали интервью у их лидеров. Либертарианская партия – это не российская придумка. Она была создана в 1970-е годы в США и в основу ее деятельности легли такие положения, граничащие с анархистскими лозунгами, как: 1) мы выступаем за отмену почти всего; 2) мы призываем к резкому сокращению всего остального; 3) и мы отказываемся платить за всё, что осталось! Дэвид Нолан стал лидером этой партии, которая хоть и не выигрывала выборы, но ее представители в борьбе за пост президента были на третьем месте после демократов и республиканцев. Либертарианские партии стали создаваться по всей Европе. У нас тогда возникло российское отделение одной из европейских партий.

В России в конце 80-х –начале 90-х еще не было законодательства о партиях, не было регистрации партий Минюстом. Они возникали как грибы на волне всеобщей эйфории освобождения от цензуры и всяческих запретов. Была предпринята попытка воссоздания исторических российских партий. Так появились троцкистские объединения, партия эсеров, партия кадетов и т.д. Потом они, не найдя отклика, «растворились» среди более жизнеспособных проектов. Либертарианцы тоже пропали. И вот уже более 10 лет так и незарегистрированная с 2008 года Либертарианская партия России заявляет о себе уже как самостоятельная российская политическая организация.

Каковы основные принципы, идеи либертарианства как идеологии? Чем она отличается от либерализма?

— Индивид ничем не ограничен, даже законом. В отличие от позиции либералов, он может все. В политическом плане идеи либертарианства заключаются в том, чтобы поддерживать идею менее регулируемых рынков, менее сильного государства. Либертарианцы выступают за сильные гражданские свободы, благоприятствующие однополым бракам и другим правам ЛГБТ, за легализацию каннабиса (имеется ввиду конопля, относящаяся к наркотическим веществам), за право ношения оружия, за отделение церкви и государства, за открытость иммиграции, за нейтралитет в дипломатических вопросах, за отказ от войн, за свободу торговли и поездок во все зарубежные страны и, наконец, за улучшение демократии. Все это очень красиво выглядит, и кое-кто готов поддержать подобные идеи. Проблема только в том, что решать такие вопросы надо в согласии с обществом, его традициями, историей и в зависимости от той или иной политической ситуации. Радикализм либертарианцев проявляется также и в экономической сфере: в отмене личных и корпоративных подоходных налогов; в замене большинства предоставляемых правительством услуг, включая социальное обеспечение и почту, частными и добровольными соглашениями; в отмене правил, включая законы о минимальной заработной плате и контроле за оружием; в упразднении всех регулирующих органов, которые не поощряют свободно заключенные сделки. Вопрос только в том, как будет функционировать такое государство, его бюджет, а самое главное – граждане этой страны, существуя в условиях полной свободы. Не превратится ли это общество со временем в «войну всех против всех»?

В результате скандала по поводу данного закона и событий, произошедших на митинге, интернет-сообщество разделилось на два лагеря — по поддержке той или иной стороны в этом вопросе. Это противостояние отражает реальное разделение общества?

— Мнения в обществе могут быть разные и это нормально, пока это не ограничивает свободу одних в пользу других. Тут обязан действовать закон, перед которым должны быть равны все: и президенты, и их повара. Прежде чем важному закону появиться, его нужно обсудить с как можно большим числом людей. Консенсуса может не получиться, но компромисс должен быть достигнут. Что касается разделения общества, думаю, нет. Это естественное состояние. Оно отражает традиционный нигилизм подросткового возраста и раннего юношества и понимание жизни, опытность более старшего по возрасту поколения. Оно свидетельствует также о постоянном наличии в обществе двух лагерей «легалистов» и «антилегалистов», т.е. тех, кто считает важным ограничение «безразмерной» свободы законами, и тех, кто полагает, что все дозволено, «особенно мне». И еще, об этом хорошо бы всем нам задуматься – а именно о том, когда идеи либертарианства вдруг начинают становиться популярными? Это вопрос не праздный.

 

Автор: 

Резниченко Владислава Андреевна,
Член Политклуба "Парламентской газеты"

Поделиться: