Главная / Экспертное мнение / Х.А. Гаджиев: «“Казахстанский сценарий” в России маловероятен»

Х.А. Гаджиев: «“Казахстанский сценарий” в России маловероятен»

В конце марта 2019 года Нурсултан Назарбаев ушел в отставку с поста Президента Казахстана. Относительно того, какие изменения могут произойти во внутренней и внешней политике этой страны, а также возможности похожего развития событий в России высказал свою точку зрения кандидат политических наук, преподаватель кафедры политологии и политического управления ИОН РАНХиГС Ханлар Аляр оглы Гаджиев.

Недавно в Казахстане произошла отставка президента, сменилась власть. Как Вы думаете, какие перемены произойдут? Кто в итоге придет или уже пришел к власти?

Несмотря на то что сейчас на посту Президента Республики Казахстан новая фигура, тем не менее у власти остались те же самые силы. И несмотря на то что Нурсултан Назарбаев покинул должность главы государства, он сохраняет свою доминирующую роль в политическом пространстве. Как это проявляется? Прежде всего за ним остается пост председателя доминирующей партии «Нур Отан» (на последних парламентских выборах эта партия набрала более 82% голосов избирателей). Но это не самое главное. Помимо этого, за ним официально закреплен статус Лидера нации (Елбасы), что также дает возможность участия в политическом процессе. И это уже сыграло свою роль в 2018 году при принятии закона «О Совете Безопасности Республики Казахстан», который преобразовал данный орган из консультативного в конституционный, наделив широкими полномочиями по координации внешней и внутренней политики. И сейчас, после своей отставки, Назарбаев сохраняет должность председателя Совета Безопасности, закрепленный за ним пожизненно. То есть он будет играть очень важную, если не ключевую роль в политической жизни Казахстана. Более того, в этом законе прописано, что перед Советом Безопасности Правительство ежегодно отчитывается по вопросам национальной безопасности, правопорядка и так далее. Наконец, высшие должностные лица, назначаемые президентом, также должны согласовываться с Советом Безопасности, при том что президент по-прежнему является главной политической фигурой в формально-конституционной плоскости.

 В чем, на Ваш взгляд, причина отставки Назарбаева?

— Помимо того, что это уже шестой президентский срок, внутри государства сложилась очень сложная ситуация: достаточно стремительными темпами обостряется экономический и социальный кризис и, как результат, – реакция общества. Еще в 2016 году были митинги, вызванные недовольством изменений Земельного кодекса, в соответствии с которым земли Казахстана могли быть сданы в аренду или проданы с аукциона, в том числе и иностранным гражданам. Реакция общества была связана с опасениями перед китайскими инвесторами, готовыми вложиться в недвижимость в Казахстане в больших масштабах. И реакция была настолько острой, что Президенту даже пришлось наложить мораторий на эти изменения. Затем, в начале февраля этого года произошла трагедия, когда при пожаре погибло пятеро детей, пока их родители были на работе на второй смене. В результате, многодетные матери вышли на митинг, требуя улучшить условия жизни. После данных событий Назарбаев отправил всё правительство в отставку. Все это во многом указывает на сложившуюся непростую ситуацию на внутренней арене Казахстана.

Также показательно, что совсем недавно, при переименовании столицы в Нур-Султан, в стране снова начались митинги. Хотя это произошло уже после отставки Назарбаева, тем не менее данный случай также подчеркивает имеющиеся проблемы.  

Как отразится отставка Нурсултана Назарбаева на внешней политике Казахстана и на отношениях с Россией в частности?

Предполагаю, что кардинальных изменений не будет, потому что Казахстан – один из главных инициаторов евразийской интеграции, а с Россией у этого государства выстроены стратегические партнерские отношения. Правда, тут есть одно «но»: с точки зрения геополитики Казахстан интересен, помимо России, также Китаю и США, особенно Китаю.

Когда три крупнейших геополитических игрока борются за регион, это уже свидетельствует о наличии некоторой конфликтогенной обстановки, а когда в одном из ведущих государств региона сменяется власть, это говорит лишь об активизации борьбы. Повлияет ли каким-либо образом смена власти на региональную безопасность?

Я не думаю, что повлияет, потому как вектор внешней политики будет определять Совет Безопасности, который возглавляет экс-президент Назарбаев.

Как Вы думаете, возможен ли подобный сценарий смены власти в России?

Несмотря на общее прошлое в составе Советского Союза, менталитет и политическая культура российского и казахстанского народов все же отличаются. Я не думаю, что в России возможно введение и закрепление за кем-либо официального статуса «лидер нации». Вместе с тем один из возможных вариантов передачи власти в 2024 году видится в преобразовании Государственного совета из совещательного органа в орган со значительными полномочиями, ключевую должность в котором будет занимать Владимир Путин, оказывая тем самым существенное влияние на российскую политику. Если говорить о таком формате, то да, «казахстанский сценарий» в России возможен. Хотя он представляется маловероятным.    

Как известно, Владимир Путин, согласно Конституции РФ, не может занимать пост президента после 2024 года. Какие еще пути смены власти или ее сохранения за нынешним руководством Вам видятся?

Сейчас точно сказать невозможно. Скорее всего, как будет развиваться ситуация дальше не знает и сама власть. Помимо варианта с реформированием Госсовета, первым на ум приходит не фантастический, но также маловероятный сценарий объединения России и Беларуси в одно государство и создание новой конституции. Тогда бы получилось, что Владимир Путин идет не на пятый срок президента Российской Федерации, а на первый срок президента уже нового государства.

Третий (наиболее вероятный) вариант,  он фактически был озвучен в сделанном недавно председателем Государственной Думы Вячеславом Володиным предложении, это наделение парламента полномочиями по участию в формировании правительства и корректировка баланса между исполнительной и законодательной властью. То есть, в данном случае речь идет о превращении России из президентско-парламентской республики в парламентско-президентскую. При таком развитии событий весьма вероятно занятие Владимиром Владимировичем поста премьер-министра.

Но не исключен и самый простой вариант – назначение преемника. Конкретных фамилий назвать можно много, но наиболее вероятными кажутся: губернатор Тульской области Алексей Дюмин, первый заместитель руководителя Администрации Президента Сергей Кириенко, ну и не будет ничего удивительного, если преемником станет Сергей Шойгу. Но при этом Владимир Путин, с его опытом, поддержкой и вовлеченностью в российские политические процессы не может просто так уйти с политической сцены. Он будет продолжать играть важную роль в политике, кто бы ни стал следующим президентом.

 

Автор:  

Титов Антон Максимович,
Член Политклуба "Парламентской газеты" 

Поделиться: